Последние комментарии

  • Любовь Авдеева16 августа, 15:26
    Любая мысль, любое предложение услышанное, прочитанное может стать точкой отсчёта любому произведению..., и о каком п...Плагиат или нет? Симонов против Гумилева.
  • Диана Гайнуллина16 августа, 14:48
    Так можно и придумать самому что-то в этом духе.КАК СМЕШНО ОТВЕТИТЬ НА ОСКОРБЛЕНИЯ — 9 ПРОВЕРЕННЫХ СПОСОБОВ
  • Роман В15 августа, 17:46
    Это нельзя считать плагиатом. Симонов заимствовал лишь форму рифмы - что делали и делают многие поэты во все времена....Плагиат или нет? Симонов против Гумилева.

Выживание российского мужчины зависит от женщины

https://vz.ru/society/2019/2/23/350291.html

Выживание российского мужчины зависит от женщины

Наплевательским отношением к здоровью многие мужчины буквально гробят себя    23 февраля 2019, 13::10
Фото: Uwe Umstätter/Global Look Press 
Текст: Елена Кондратьева

«Я не буду на приеме говорить, что нужно бросить курить человеку, который уезжает воевать в Донбасс», – говорит к.

м.н., кардиолог Ярослав Ашихмин, рассуждая в интервью газете ВЗГЛЯД о том, почему российские мужчины живут значительно меньше, чем женщины.

Россия стала лидером по гендерному неравенству в смерти. Мужчины во всем мире в среднем живут меньше, чем женщины, но в нашей стране зафиксирован самый высокий разрыв в продолжительности жизни двух полов.

На днях Росстат привел данные, что чаще всего российские мужчины умирают от болезней системы кровообращения, к которым относятся инфаркт миокарда и инсульт.

Принято считать, что курение и злоупотребление алкоголем фатально сказываются на жизни мужчин. Об этом же говорит и глава Минздрава Вероника Скворцова, назвавшая алкоголь виновником смерти 70% мужчин трудоспособного возраста.

О том, по какой на самом деле причине мужчины во всем мире живут меньше, чем женщины, почему независимые лаборатории смертельно вредят жизни россиян и как жить долго, ведя не самый здоровый образ жизни, кардиолог Ярослав Ашихмин рассказал газете ВЗГЛЯД.

ВЗГЛЯД: Ярослав Игоревич, во всех ли странах женщины живут дольше мужчин? От чего так происходит?

Ярослав Ашихмин: Действительно, во всех странах мира мужчины живут значительно меньше, чем женщины. Женские половые гормоны – эстрогены – очень хорошо защищают сосудистую стенку, и до момента наступления менопаузы женщины защищены от повреждения сосудов, атеросклероза, от роста бляшек в сосудах и, соответственно, от инсульта. После того, как наступает менопауза, считается, что риск начинает выравниваться.

ВЗГЛЯД: Но смертность мужчин после 55 лет еще заметнее превышает смертность женщин этого же возраста.

Я.А.: Потому что у женщин к этому моменту сосуды «моложе», у них есть запас прочности, который они накопили за то время, когда у них работали эстрогены.

ВЗГЛЯД: А как насчет психологической составляющей? Стрессы, вредные привычки, опасное поведение?

Я.А.: Есть, конечно, еще и психологический фактор, который выливается в две ветви. Первая – как раз вредные привычки, которым мужчины более подвержены. Табакокурение, злоупотребление алкоголем и психоактивными веществами. И вторая – низкая приверженность сохранению здоровья. Что касается российской популяции, где контраст между смертностью мужчин и женщин особенно разительный, то наплевательское отношение к собственному здоровью, связанное с низкой стоимостью собственной жизни, является, на мой взгляд, ключевым фактором, обуславливающим ранний уход мужчин.

ВЗГЛЯД: То есть российские мужчины не ценят собственную жизнь?

Я.А.: Конечно. Повышение давления – ключевой фактор в риске инсульта. Повышение давления на 2 мм ртутного столба приводит к повышению риска инсульта на 5%. В стране около 360 тыс. фатальных инсультов в год, соответственно количество нефатальных – умножьте на 2-2,5. Но когда ты говоришь мужчине, что есть риск смерти от инсульта, это вызывает у него лишь улыбку. Говорит – ну я как белый человек умру от инсульта или от инфаркта, а не от рака, правда?

ВЗГЛЯД: Мужчины вообще не боятся умереть, или не боятся умереть от такой «ерунды», как инсульт или инфаркт?

Я.А.: Мужчины считают, что они видят жестокость этой жизни, видят нравы, помнят 90-е годы и им кажется, что смерть от шальной пули или в СИЗО, насильственная смерть от травмы, ДТП, она более реальна, их страшит именно это. Они бросают ресурс на то, чтобы защитить себя и семью от насильственной смерти. При этом статистика показывает, что количество смертей от инсультов, инфарктов и алкоголизма кардинально превосходит количество смертей в ДТП и от травм.

 

Ярослав Ашихмин (фото: facebook.com)

 

Ярослав Ашихмин (фото: facebook.com)

 

ВЗГЛЯД: Те, кто рисковал жизнью в разборках 90-х, это все-таки достаточно узкая прослойка людей. А как же остальные?

Я.А.: Речь идет о тяжелой жизни в целом. Сейчас изменился профиль факторов рисков смерти, мы стоим перед другими угрозами. Раньше это были инфекции. На войне или в 90-е годы – это пуля. А сегодня – это хронический стресс, который приводит к повреждению сосудов.

ВЗГЛЯД: У нас традиционное воспитание строится на постулате: «Мальчики не плачут». Насколько этот фактор влияет на накопление стрессов мужчинами?

Я.А.: Если люди хранят все в себе и не выплескивают на других в виде агрессии, это приводит к психосоматическим расстройствам. Но опять же, многие так не делают, многие сразу с битой выходят из машины и громят стекла или начинают стрелять. Такой взрывной тип характера лучше, что касается сохранения здоровья.

ВЗГЛЯД: Вы приводите какой-то негативный сценарий сброса напряжения.

Я.А.: Это в отношении других он негативен, конечно, но в отношении сохранения здоровья своего организма он лучше, чем длительный хронический стресс.

Я не считаю, что это хорошо, – просто говорю с точки зрения пользы или вреда для организма. Вот сегодня наступила очередная смерть мужчины, который совершенно не хотел лечиться, у него было тяжелое ожирение и он не выполнял никаких рекомендаций врача.

ВЗГЛЯД: А что рекомендует врач? Сесть на диету и избавиться от вредных привычек?

Я.А.: Порой нужно просто принимать таблетку. Вот ты не хочешь менять образ жизни, хочешь жить с тяжелым ожирением, курить, пить, принимать наркотики (я это, разумеется, не одобряю!), но сегодня возможности медицины таковы, что ты можешь на другую чашу весов положить очень мощную профилактическую терапию, которая будет защищать твои сосуды. Чем больше давление факторов риска, связанных с жизнью, с одной стороны, тем более агрессивная терапия должна быть с другой. Вот была смерть Децла. Я не хочу обидеть его фанатов и не знаю, было ли злоупотребление наркотиками, но дело в том, что и это не важно.

 

Употребляет ли человек наркотики, курит ли он, какой бы образ жизни он ни вел, все равно финальная причина смерти чаще всего острая сердечная недостаточность, которую можно предотвратить. Даже у человека, который ведет крайне нездоровый образ жизни.

 

ВЗГЛЯД: И это медикаментозный путь, а не ЗОЖ?

Я.А.: Нет, если посмотреть на статистику, вклад немедикаментозных мер по коррекции образа жизни может быть даже больше, чем медикаментозных. Но мы говорим про совершенно фаталистический настрой, когда человек ничего не хочет менять в своем образе жизни. Я не буду на приеме говорить, что нужно бросить курить человеку, который уезжает воевать в Донбасс. Таким же идиотом выглядишь, когда говоришь живущим в России пациентам, что нужно «уменьшить уровень стресса». Но ты можешь принимать таблетку в формате «один раз день – выпил и забыл» – занимаешься профилактикой, а не лечением. Хочу привести хороший пример – ГКЧП, люди из 90-х из верхушки власти, силовики, все они очень четко принимают лекарства. Я часто вижу, как какой-нибудь чекист после еды в ресторане сметает горсть таблеток. И так три раза в день. И посмотрите, как они живут прекрасно и долго.

ВЗГЛЯД: При повышенном холестерине назначают статины – и не курсами, а на всю жизнь. И люди испытывают недоверие к таким препаратам, страх быть зависимым от таблетки.

Я.А.: Я всегда говорю, что у статинов есть страшный побочный эффект – это продление жизни в наше тяжелое время. Статины – это препараты, которые укрепляют покрышку атеросклеротической бляшки и не дают ей разорваться при наличии стресса или повышении давления. Новые статины, условно говоря, можно, «запивать глотком алкоголя» (разумеется, я не рекомендую этого делать) – настолько они безопасны. Но мужчины действительно считают, что таблеточка может нанести какой-то страшный вред здоровью. Мне кажется, это тоже психологическая проблема – не хотят брать ответственность за свою жизнь. И я как кардиолог в переговорах с суровыми мужчинами порой вообще не рассказываю про риск инсульта или инфаркта. Говорю только про эректильную дисфункцию.

ВЗГЛЯД: Это действительно страшнее смерти?

Я.А.: Это единственное, что может их убедить принимать лекарственные препараты, одну таблетку раз в день, которая сбережет их жизни.

ВЗГЛЯД: При этом простуды и самую легкую температуру в 37,1 градус мужчины переносят как конец света – им плохо, они лежат в постели и нуждаются в уходе. Откуда такая чувствительность при общем наплевательском отношении к своей жизни?

Я.А.: Вот именно, мужчины плохо переносят боль. Считается, что женщина лучше переносит хроническую боль, а мужчина – острую. Что касается длительного ухудшения состояния, связанного с какой-то хронической болезнью, мужчины действительно переносят чувствительнее. При этом симптомы, которые беспокоят тебя психологически, не всегда связаны с прогнозом и исходом (выздоровеешь или нет). Болезни сердца очень часто – я говорю о них, потому что они уносят подавляющее большинство мужчин – проходят бессимптомно и расцветают потом очень быстро. Если только жена не приведет мужчину на прием к врачу. И я думаю, это единственный путь.

ВЗГЛЯД: То есть выживание современного российского мужчины зависит от женщины?

Я.А.: Она может просто найти доктора, который займется нехитрой профилактикой. Сегодня нет проблемы попасть к внимательному терапевту.

ВЗГЛЯД: Но часто это проблема денег. Ведь речь идет не о бесплатной медицине.

Я.А.: Есть другой вариант – страхуйте жизнь своего мужчины. Вы сэкономите 10-15 тыс. рублей на враче, но в результате лишитесь кормильца.

ВЗГЛЯД: Страховать мужчину на случай его смерти?

Я.А.: Ну конечно. Если не хотите потратиться на чекап, который стоит 10-20 тыс. рублей, то страхуйте его жизнь.

ВЗГЛЯД: А если, например, повышать самосознание мужчин? Чтобы ответственнее относились к своему здоровью?

Я.А.: Я не думаю, что это возможно. Какое самосознание, когда у него такой уровень стресса, такие проблемы на работе? Нужно просто привести его к врачу. Что касается «самосознания», осознавания ценности собственной жизни – здесь нужна длительная личностная психотерапия. Эти вещи связаны с глубокими, сложными психологическими феноменами.

ВЗГЛЯД: Тогда мы снова возвращаемся в детство, к воспитанию мальчиков, которым, вероятно, нужно закладывать мысль о ценности здоровья и общего состояния, развивать чувствительность?

Я.А.: Я не вижу решения, потому что степень жестокости мира очень велика. Если честно, сам не вижу абсолютно верных решений, которые  позволили бы воспитать мальчика «правильно», ищу их в настоящее время (моему бойцу три года). Крайне сложно найти баланс, который бы позволял в нужный момент мальчику проявлять эмпатию, а в нужный – дозированную жесткость.

ВЗГЛЯД: Сейчас существует масса независимых лабораторий, и в меру ответственные за свое здоровье люди обращаются туда, сдают анализы, чтобы контролировать состояние. Этого недостаточно для профилактики?

Я.А.: Если говорить о том, кто в действительности наносит очень существенный вред здоровью россиян, то это представители известных лабораторий, которые не хотят, несмотря на наши обращения, менять свои бланки. Они помечают высокие цифры холестерина, которые очень опасны и требуют назначения статинов, как нормальные. А низкие цифры, которых мы должны добиться при лечении, попадают в «красную зону». На основании этого пациенты сами отменяют продляющие жизнь препараты.

ВЗГЛЯД: Откуда лаборатории берут эти цифры? Это же не единая сеть, все они являются независимыми компаниями. Картельный сговор?

Я.А.: У нас сейчас такие рекомендуемые цифры холестерина липопротеинов низкой плотности (ЛНП): у здоровых людей он должен быть меньше 3,3 ммоль/л. У тех, у кого есть гипертония или бляшки – меньше 2,6 ммоль/л. У тех, у кого были инфаркты или инсульты, – ниже 1,8 ммоль/л. Нужно было пронаблюдать пациентов в течение более чем 10 лет, чтобы сказать, при каком уровне холестерина наблюдается наименьшая смертность. Наши замечательные лаборатории сделали исследование, в котором посмотрели средний уровень холестерина в популяции – у тех пациентов, которые к ним пришли. При этом наша российская популяция – популяция сверхвысокого риска. Лаборатории не посмотрели, у каких из этих пациентов уже были инфаркты и инсульты, не посмотрели, у кого есть бляшки. Они просто вывели средние цифры и решили, что это и есть норма. Они также используют похожие цифры из старых международных справочников, которые сделаны до того момента, как мы изменили принципиальный подход к этим значениям. Среднее – не есть нормальное. Если вы хотите умирать со скоростью один человек в 30-50 секунд от болезни сердца, как это происходит сейчас, – хорошо, используйте эти нормы. Не хотите внезапно умереть – тогда, пожалуйста, используйте другие значения.

ВЗГЛЯД: Таким образом, мы приходим к тому, что нельзя заниматься не только самолечением, но и самодиагностикой? Не нужно ждать симптомов, не нужно сдавать выборочные анализы. Нужно просто искать своего врача и оценивать риски в совокупности.

Я.А.: В действительности я считаю, как бы феминистки не нервничали по этому поводу, но здоровье современного российского мужчины лежит на плечах женщины. Женщине надо брать ответственность за здоровье мужчины, потому что мало кто из нас способен самостоятельно о себе заботиться. У нас вообще есть какое-то разделение ролей в семье или нет? Если оно есть, то я бы предложил женщинам взять ответственность за здоровье любимых мужчин. 

 

Текст: Елена Кондратьева

https://vz.ru/society/2019/2/23/350291.print.html

Популярное

))}
Loading...
наверх