Последние комментарии

  • Аурелия Запсенко
    Всё же глобальное потепление-не химера,снег выпадает не раньше декабря,да и то не покрывает,а только чтобы обозначить...ПОКРОВ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ: ПРИМЕТЫ, ТРАДИЦИИ, ИСТОРИЯ
  • Ольга Анохина
    У людей ни стыда, ни совести.Охрану могилы родственников Заворотнюк вынужденно усилили из-за «наплыва» журналистов
  • ольга морозова
    при чём тут хрущёвИстория моды - что дамы носили в СССР в 50-х

КАК ПРИВЯЗАННОСТЬ БЕРЕЖЕТ НАШЕ ЗДОРОВЬЕ.

Как привязанность бережет наше здоровье

НА ЧТО СПОСОБНЫ ЗАБОТА И ПОДДЕРЖКА?

Автор: Дарья Сучилина

Мы от природы привязаны к родителям, братьям и сестрам, друзьям и любимым. В психологии термином «привязанность» обозначается глубокая и устойчивая связь, которая объединяет людей сквозь пространство и время. Только вот назвать ее надежной можно, к сожалению, не всегда.

БЕЗ «ТЫ» НЕТ «Я»

Родоначальник теории привязанности Джон Боулби еще в пятидесятых годах прошлого века объяснил, как отношения между родителями и младенцами влияют на дальнейшее развитие детей. Привязанность формируется, когда родитель чутко реагирует на потребности ребенка и удовлетворяет их.

Когда новый человек только появляется на свет, он не ощущает себя отдельным «телом», не знает, где границы между «Я» и «не-Я». Особенное значение для ребенка уже в первые часы жизни играют родители или люди, замещающие их. Организм новорожденного на уровне физиологии запрограммирован тянуться к ним, потому что именно от этих людей зависит его выживание.

В 1958 году Гарри Харлоу провел жестокий эксперимент с детенышами макак-резусов. Малышей забирали у матерей сразу после рождения и давали им двух «искусственных» мам взамен: одну – проволочную, но с системой подачи молока, а другую плюшевую. Бедные обезьянки проводили почти все время в обнимку с мягкой и теплой «мамой», а за едой ходили только при крайней необходимости. Чем больше времени малыши проводили в такой травмирующей изоляции, тем сложнее им было потом находиться среди сверстников из «благополучных семей».

Это доказывает, что мы от природы нуждаемся не только в пище, но и в любви и заботе. И от того, сколько тепла мы получаем в младенческом возрасте, во многом зависит качество дальнейшей жизни.

РАЗРЕШЕНИЕ БЫТЬ СОБОЙ

Новорожденный начинает подражать выражению лица уже в течение первых 42 минут жизни! Ну не фантастика ли: несмышленый комочек, который умеет разве что кричать, есть и спать, способен считывать реакцию того, кто о нем заботится.

А дальше возможно два сценария:

  • 1. Реакция взрослого «достаточно хороша»: улыбается ребенку и спокойно пытается успокоить малыша, когда тот плачет. В этом случае младенец словно бы получает разрешение оставаться собой, продолжать вести себя в соответствии со своими потребностями. Он понимает, что родитель будет рядом и продолжит заботиться, что бы ни происходило. В результате формируется надежный стиль привязанности. Такие дети смелее исследуют непривычную обстановку. Хоть они и болезненно переживают прощание со значимым взрослым, они быстро успокаиваются и даже радуются по его возвращении. Благодаря теплу и поддержке ребенок и дальше воспринимает мир и людей в целом как безопасных.
  • 2. Реакция взрослого «недостаточно хороша». Потребности младенца остаются не удовлетворены. Он начинает подозревать, что что-то идет не так, и предпринимает все, что в его силах, чтобы «вернуть» опекуна. А что в его силах? Покричать, да и только. А если на него кричат в ответ, потому что взрослому самому тяжко пришлось в жизни? Или мама в затяжной послеродовой депрессии?

В зависимости от реакции родителя или опекуна у ребенка может сформироваться один из двух стилей привязанности:

  • Если реакции взрослого непредсказуемые, привязанность становится амбивалентной. Малыш не знает, чего ждать от родителей или опекунов: то ли уйдут, то ли отругают, то ли приласкают. От этого появляется настороженность, беспомощность и гнев. Несложно догадаться, что такой мир и такие люди воспринимаются ребенком как не очень-то безопасные. Уход родителя переживается болезненно, но даже когда он возвращается, малыш продолжает тревожиться, потому что в любой момент готов к неожиданностям.
  • Некоторые родители выбирают жесткие стратегии воспитания: «Мальчики не плачут», «Будешь реветь, оставлю тебя одну», «Ты меня в могилу сведешь своим нытьем» и прочие жемчужины в сокровищнице неврозов. При таком «закаливании характера» даже младенцы учатся прятать свои истинные желания, непроизвольные реакции – иными словами, подавляют свою сущность или учатся от нее отключаться. Вслед за этим теряется контакт со своим телом: проще вообще ничего не чувствовать, чем страдать. Малыши с тревожно-избегающим стилем привязанности невольно выстраивают дистанцию, чтобы не было так больно снова оказаться отвергнутым. Именно в таких отношениях мы учимся избегать того, что кажется нам невыносимым, и для многих это на всю жизнь остается единственным знакомым инструментом самозащиты в трудных ситуациях.

СЕРДЦЕ НЕ ОБМАНЕТ

Удивительно, но реакции взрослого и качество проявляемой заботы влияют даже на физиологические процессы в организме ребенка. В одном эксперименте ученые исследовали ритм сердцебиения восьмимесячных детей в «незнакомой ситуации»: в комнате с новыми игрушками. Матери выходили из комнаты, затем возвращались. Оказалось, что при расставании с мамой сердце начинает биться чаще у всех детей, даже у малышей с избегающей привязанностью, которые внешне никак не проявляют своего волнения и расстройства.

Любопытно, что некоторое время считалось, что как раз дети из третьей группы легче всего справляются с расставанием, раз держатся с виду такими молодцами. Но сердце не умеет притворяться: по всей видимости, младенцы с избегающим типом привязанности просто научились скрывать свои эмоции. И это за какие-то восемь месяцев жизни!

Более того, у детей с надежной привязанностью частота сердечных сокращений уменьшается, когда мама возвращается, – то есть ребенок и вправду успокаивается. А вот у детей из других двух групп сердечко продолжало работать в усиленном режиме даже после воссоединения со значимыми взрослыми.

А теперь представим себе взрослого, который с первых месяцев жизни научился ожидать в любой ситуации подвоха или наказания за свои естественные позывы: не только его сердце, но и весь организм, все сознание работают в режиме «борьбы или бегства». Какими только расстройствами личности и психосоматическими симптомами не обзаведешься в такой напряженной обстановке…

СТРЕСС ПО НАСЛЕДСТВУ

Дальше – больше.

В зависимости от того, какой стиль привязанности сформировался у нас в раннем детстве, мы вырастаем разными людьми: как на уровне поведения, так и на уровне физиологии.

Эксперименты с крысами показали, что детеныши заботливых мам-крыс вырастали менее чувствительными к стрессу, то есть не так бурно реагировали на потенциальную угрозу и экстремальные условия. А вот у безразличных мам-крыс вырастали тревожные и боязливые крысята. Такие изменения называются эпигенетическими: генетический код крыс (впрочем, как и людей) не меняется от того, как с ними обращаются родители, а вот проявляют себя эти гены по-разному.

В связи с этим есть две новости. Плохая новость в том, что последствия поведения одной мамы-крысы передались нескольким поколениям после нее. Для человека это усугубляется еще и тем, что все мы с вами сейчас здесь только потому, что наши предки были достаточно тревожными, чтобы выжить в дикой природе. Тревожность закрепилась за нами как признак, способствующий выживанию. Мы – потомственные невротики. Можно предположить, что такая предрасположенность уже сама по себе не очень-то способствует надежной привязанности и безопасным отношениям.

НИКОГДА НЕ ПОЗДНО

Но есть и хорошая новость: эпигенетические изменения обратимы. В том же эксперименте крысята снова приходили в норму, если к ним подсаживали более заботливых мам. Конечно, в реальной жизни никто не станет отбирать младенцев у «недостаточно хороших» матерей, чтобы передать их в более заботливые руки. Тем не менее, родители – это существа, наделенные силой воли, способностью к самонаблюдению и контролю своего поведения.

Даже если ранний младенческий возраст прошел для ребенка под знаком «Небезопасно», родители могут в любой момент наверстать упущенное. Особенно это актуально до того, как детям исполнится пять лет – именно в этом возрасте в среднем какой-то один стиль привязанности закрепляется как основной для любых ситуаций взаимодействия с людьми.

Не стоит думать: «Менять что-то поздно, можно и дальше игнорировать ребенка, повышать на него голос и заставлять его самого справляться с вызовами судьбы». Сколько бы лет ни исполнилось человеку, его близкие всегда будут оставаться фигурами первостепенной важности. Не бойтесь менять ваши отношения с детьми прямо сейчас: ваше тепло, внимание и поддержка способны творить настоящие чудеса.

Наконец, если вы уже взрослый человек и при прочтении этой статьи понимаете, от чего все ваши беды в жизни, не отчаивайтесь. Научно доказано, что вы в силах внутри себя взрастить фигуру своего собственного сострадающего взрослого, воплощающего силу, мудрость и намерение заботиться. Мы способны стать для самих себя источниками поддержки, и тогда у нас будет шанс поделиться этим теплом с новыми поколениями людей.

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх