Мир женщины

21 317 подписчиков

Свежие комментарии

  • Tatyana ...
    Вы умеете понимать прочитанное? В православии детям не положено поститься с 6 месяцев, как у Виссарионовцев. А тольк...Фашисты-вегетарианцы
  • Галина Руденко
    Врать - не мое амплуа, я написала только о, что вижу своими глазами. не с чужих слов. Про виссарионовцев - это другая...Фашисты-вегетарианцы
  • Надежда Михальчук
    дайте их адрес, пенсию получу 07.06.2020 ну так и быть тыщенку вышлюКоммунисты России...

ЗДРАСТЕ... Меня зовут GRUBAS. Я телережиссер.

ЗДРАСТЕ...  Меня зовут  GRUBAS. Я телережиссер.

Меня зовут GRUBAS. Я телережиссер. Как-то, листая интернет, я к своему удивлению обнаружил несметное количество моих бесхозных историй. Их растащили скопом и в розницу по закоулочкам и все без ссылок, да и в реальной жизни мне пару раз пытались пересказать мои же истории...
И вот я подумал: А не завести ли себе ЖЖ...?
И как вы уже догадались - завел. Сюда я накидал свои старые, уже известные многим истории, а так же буду писать новые, из своей жизни и жизни моих знакомых (...потирая ручки).
Жду ваших комментариев, только просьба, не употребляйте выражений, которые бы вы не стали употреблять при ваших детях. Любую историю можете взять поиграться, только не поломайте и укажите ссылку.

БЕГУЩИЙ ЧЕЛОВЕК
9-го мая я ехал на дачу. Дороги почти пустые, весь народ сидел по домам и отмечал.
Подмосковье накрыла не майская жара и не проснувшийся от зимней спячки кондиционер изо всех сил спасал меня от забортного пекла.
Внезапно уткнулись в глухую пробку, там где ее вообще быть не должно, навигатор показывал, что где-то далеко перекрыта дорога, праздник все-таки.
Курильщики покинули свои, украшенные красными знаменами, машины и разбрелись по всей эстакаде подышать горячим асфальтом.
Тогда я увидел его в первый раз.

Это был долговязый, белобрысый сержант, он промчался галопом мимо меня, ловко, как олененок, маневрируя между стоячими машинами. Казалось, что где-то рядом, за эстакадой его ждал грузовик с парадными бойцами, вот сержантик и припустил, чтобы своих не задерживать.
Спустя минут двадцать, поток медленно двинулся, дело пошло и вскоре я увидел его опять. Сержант бежал где-то далеко впереди меня, уже не так быстро и не так легко как раньше, но точно изо всех человеческих сил и это было видно. Бежал, как раненый летчик от немецких овчарок. За десять минут я постепенно догнал и поравнялся с бегущим, открыл окно и крикнул:

- Эй, Боец! Я в сторону Звенигорода, если по пути, садись, подвезу.

Гримаса боли у бегущего сменилась удивлением, а потом и неподдельной детской радостью. Сержант бросился ко мне, и тут силы покинули его, он прямо как марионетка сложился на сидение. В машине ностальгически запахло казармой. Вначале бедолага мог только тяжело дышать, как дышит умирающая собака у ветеринара, потом он уловил паузу между вдохами и выдавил из себя свистящий сип:

- Хасоэ хасиа.
- Да, не за что. Ты помолчи, не разговаривай пока, успокойся и отдышись хорошенько. Вот, водички хлебни.

Через пару минут, пробка совсем рассосалась и мы летели под шестьдесят. Мокрый, как из бани, сержант, смог уже говорить почти не задыхаясь:

- Спасибо вам большое, что подобрали. Нас вчера перевели на другую точку, а ко мне в старую часть Мать приехала, ну, Мама. На полдня всего. Сюрприз хотела сделать. А у нее вечером поезд. Сейчас, ей вот-вот нужно возвращаться на вокзал. Меня командир отпустил, вот я и побежал. Уже никак не успевал и даже ни на что не надеялся. Но бежать-то надо, правильно? Если бы не вы… извините, я должен...

Сержант набрал номер и почти закричал в свой маленький телефончик: «Мама, Мама, я успею, жди! Меня тут подвозят на машине, представляешь!? Так что я точно успею! Стой там! Целую.

Марш бросок этому бойцу я сократил на целых восемь километров, довез его до самого КПП, и даже маму мельком увидел.

Вроде бы все закончилось хорошо, но такая меня прибила тоска от этой истории. Ведь этого не может быть, потому что не может быть никогда. Что за инопланетяне собрались вокруг меня? И откуда у инопланетян машины со знаменами Победы? Ни один из сотен едущих мимо пришельцев, не подобрал земного задыхающегося человека. И только, почему-то, один я выдал себя с потрохами. Особенно грустно от осознания того, что если вдруг, среди улицы прихватит сердце, то мне и любому другому человеку, уже никто не поможет, ведь инопланетяне людям не помощники…
БАРОНЕССА И КАЗАК
Зашел я за лампочкой в магазин электротоваров.
Внутри народу было немного, человек пять всего, но только двоих из них можно назвать персонажами. Первый персонаж – это дама (с, не по возрасту, прямой спиной), стоящая у кассы. Забегая вперед, признаюсь, что завидую ее друзьям и знакомым, ведь они имеют возможность и удовольствие общаться с таким неординарным человеком. Одета она была неброско и несколько старомодно: темное платье до полу, серебряная брошь, маленький ридикюльчик, кружевной платочек в руке и прическа как у барышни из Чеховских рассказов. В театральном фойе, никто бы на такую и внимания не обратил, но в магазине электротоваров, она выглядела как деревянная прялка в Силиконовой долине. Возраст дамы определить было затруднительно, может 61, а может и все 79. Черт ее знает. В одном я теперь не сомневаюсь, что у нее есть секретный фамильный рецепт, по которому она готовит настойку и принимает ее по одной чайной ложечке натощак, каждые двести лет.
Вторым заметным персонажем в магазине был бородатый казак, изучающий витрину с проводами. Казак был одет просто и со вкусом: кроссовки, спортивный костюм, а на голове каракулевая шапка-кубанка. На улице стояла жара под тридцать, поэтому по лицу казака из под шапки стекали мужественные струйки пота.
Кассирша зачем-то ненадолго отлучилась в подсобку и очередь расползлась по всему магазинчику. У кассы осталась только загадочная дама.
Я подошел к ней и спросил:

- Сударыня, вы в кассу? Я буду за вами.

Она кивнула и, указывая в сторону казака, ответила:

- Обязана вас предупредить, что за мной занимал в-о-о-н тот господин в зимней шапке.

Все кто были в магазине, разразились диким хохотом, я в том числе.
Казак явно обиделся, он выпятил грудь вперед и строго сказал:

- Бабуля - это вам не зимняя шапка – это я казак!

Дама сделала вид, что удивилась и ответила:

- Кто бы мог подумать? Казак. Какое милое совпадение, ваше благородие, вы казак, а я баронесса.
- Я казак без всяких совпадений! Понятно!? По шапке не видно что ли!?
- Ну, не сердитесь, голубчик, по шапке, так по шапке, казак, так казак. Но, я старше вас по возрасту и по рангу, так что позволю себе дать вам маленький житейский совет: если вам, вдруг, наскучит быть казаком и вы захотите, чтобы вас стали называть, ну, скажем, ловцом жемчуга, то одной плавательной шапочки будет совершенно недостаточно, придется все-таки и за жемчугом понырять.

Мужик в зимней шапке испепелил даму взглядом, внутренне сплюнул и, не дожидаясь кассира, гордо покинул магазин, лязгая невидимыми шпорами на кроссовках…
НА ЗАДНЕЙ ПАРТЕ
1975-й год, весна.
Город Львов.
Мы - повидавшие жизнь, октябрята, заканчивали свой первый класс, дело подходило к 9-му мая и учительница сказала:

- Дети, поднимите руки у кого дедушки и бабушки воевали.

Руки подняли почти все.

- Так, хорошо, опустите пожалуйста. А теперь поднимите руки, у кого воевавшие бабушки и дедушки живут не в селе, а во Львове и смогут на День Победы прийти в школу, чтобы рассказать нам о войне?

Рук оказалось поменьше, выбор учительницы пал на Борькиного деда, его и решили позвать.

И вот, наступил тот день.
Боря не подкачал, привел в школу не одного, а сразу двоих своих дедов и даже бабушку в придачу. Перед началом, смущенные вниманием седые старики обступили внука и стали заботливо поправлять ему воротничок и чубчик, а Боря гордо смотрел по сторонам и наслаждался триумфом. Но вот гости сняли плащи и все мы увидели, что у одного из дедов (того, который с палочкой), столько наград, что цвет его пиджака можно было определить только со спины. Да что там говорить, он был Героем Советского Союза. Второй Борькин дед нас немного разочаровал, как, впрочем и бабушка, у них не было ни одной, даже самой маленькой медальки.
Героя – орденоносца посадили на стул у классной доски, а второго деда и бабушку на самую заднюю парту. На детской парте они смотрелись несколько нелепо, но вполне втиснулись.
В самом начале, всем троим учительница вручила по букетику гвоздик, мы поаплодировали и стали внимательно слушать главного героя.
Дед оказался летчиком и воевал с 41-го и почти до самой победы, аж пока не списали по ранению. Много лет прошло, но я все еще помню какие-то обрывки его рассказа. Как же это было вкусно и с юмором. Одна его фраза чего стоит, я и теперь иногда вспоминаю ее к месту и не к месту: «Иду я над морем, погода - дрянь, сплошной туман, но настроение мое отличное, ведь я уверен, что топлива до берега должно хватить. Ну, даже если и не хватит, то совсем чуть-чуть…»
При этом, разговаривал он с нами на равных, как со старыми приятелями. Никаких «сверху вниз». И каждый из нас начинал чувствовать, что и сам немножечко становился Героем Советского Союза и был уверен, что если нас сейчас запихнуть в кабину истребителя, то мы, уж как-нибудь справимся, не пропадем.
Класс замер и слушал, слушал и почти не дышал, представляя, что где-то далеко под нами проплывают Кавказские горы в снежных шапках.
Но, вот второй дедушка с бабушкой все портили.
Только геройский дед начинал рассказывать о том, как его подбили в глубоком немецком тылу, так тот, второй дед, вдруг принимался сморкаться и громко всхлипывать. Учительница наливала ему воды из графина и успокаивающе гладила по плечу.
После паузы герой продолжал, но когда он доходил до ранения или госпиталя, тут уж бабушка с задней парты начинала смешно ойкать и причитать.
Мы все переглядывались и старались хихикать незаметно. Уж очень слабенькими и впечатлительными оказались безмедальные бабушка с дедушкой. Ну, да, не всем же быть героями. Некоторым, не то что нечего рассказать, они даже слушать про войну боятся.
Только недавно, спустя годы, я от Борьки узнал, что те, его - «слабенькие и впечатлительные» бабушка с дедушкой с задней парты, были Борины прабабушка и прадедушка. Они просто пришли в школу поддержать и послушать своего сына-фронтовика, а главное, чтобы потом проводить его домой, а то у него в любой момент могли начаться головные боли и пропасть зрение…
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх